Рублёвка больше не лайф

Наверное, сейчас уже нет человека, кто не ощутил бы на себе влияние кризиса. С нами, простыми смертными всё понятно: в магазины заходить страшно — что ни день, то неприятные сюрпризы на ценниках. Работы стало больше, зарплаты — меньше, да и то выдают с задержками. Ну а как переживает непростые времена российская элита? Те, у кого такая денежная подушка безопасности, что хватило бы на безбедную жизнь целого города. Им, оказывается, тоже приходится несладко. В этом я убедилась, в очередной раз оказавшись в гостях у своих друзей, которые живут на Рублёвке

…Перемены в жизни российского Эльдорадо чувствуются сразу. Еще недавно при взъезде на Рублёвку бросались в глаза многочисленные рекламные щиты, предлагавшие услуги фитнес-центров, частных детсадов, элитных школ, прислуги с Филиппин и т.п. Теперь большинство этих плакатов пустует с лаконичным обозначением: «Реклама» и телефонами рекламного агентства. Видны и приметы массового выезда офисов и магазинов — то тут, то там мелькают вывески «аренда».

— Прошлый кризис в 2008-ом я даже не почувствовала, — говорит моя подруга, бывший топ-менеджер крупной московской компании. — Но, правда, я тогда работала, получала 300-400 тысяч в месяц и детей у меня не было. А сейчас с двумя маленькими детьми по 50 тысяч в неделю улетает вообще непонятно куда.

Впрочем, на самом деле понятно куда. На Рублевке, как и в наших магазинах, тоже взлетели цены. К сожалению, по многим категориям сейчас они фланируют где-то на одной высоте: килограмм огурцов или помидоров стоит под 300 рублей, говядина — около 500, яблоки и груши — около 200. По-прежнему впечатляют своими ценами торты — здесь они стоят не меньше 1 тысячи рублей за килограмм. Среди зимы на Рублёвке можно затариться свежей клубникой, малиной и ежевикой — 900 рублей за кило. Несмотря на продовольственное эмбарго, местные магазины по-прежнему ломятся от изобилия.

Читайте также:  Красота - страшная сила и... слабость

Да и рублёвские обитатели пока не отказываются от привычного образа жизни. Может быть, прислуга с Филиппин востребована немного меньше, но вот помощники по хозяйству из ближнего зарубежья пока в чести. В дом к моим друзьям дважды в неделю приходит убираться, гладить и стирать узбечка Зарима. Женщина за сорок одета по последнему слову моды: джинсы от «Дольче и Габбана», джемпер, стилизованный под тельняшку, новая дублёнка… Оказывается, вещами её щедро одаривали хозяева — ну не выбрасывать же ненужное! Помимо моих друзей Зарима раньше работала на владелицу крупной галереи, теперь вместе с мужем живет в домике для прислуги в «поместье» депутата Госдумы. Сам депутат наведывается туда крайне редко, зато щедро платит за содержание пустующего дома — 35 тысяч рублей. Плюс подработки — и в месяц Зарима имеет около 70. Тут я понимаю, что в плане материальных достижений несмотря на высшее филологическое образование, явно проигрываю этой женщине, которая по-русски произносит только одно слово — «Карашо». На деньги, заработанные на Рублёвке, у себя на родине Зарима с мужем построили уже целый особняк с системой «умный дом».

Так что кого-кого, а трудолюбивую Зариму кризис пока обходит стороной. А вот местные бизнесмены уже заметили неприятные перемены.

— В этом году гораздо хуже, чем в 2008-ом, — считает владелец строительной компании. — Всё подорожало — цемент, стройматериалы, техника. И кредиты не дают, даже под 25 процентов: просто нет денег. Так что времена очень тяжелые: в прошлый раз был мировой кризис, а теперь все ополчились против нас. И всё из-за каши, которую заварили украинцы. Но не помогать Донбассу нельзя, а помогать — себе дороже.

Читайте также:  Одиночное плавание

Несмотря на ощутимые тяготы, наступившие в жизни, большинство мужского населения Рублёвки придерживаются позиции «Крым — наш». Женщины же часто этих патриотических настроений не разделяют, честно признаваясь, что боятся войны. И её призрак на Рублёвке тоже весьма ощутим. Местную общественность то и дело будоражат слухи о возможном начале военных действий. Кого с кем — точно неизвестно, но чаще всего упоминаются Россия и США. Сначала войну ждали в конце января, теперь в 20-ых числах февраля. Всё это очень похоже на ожидание конца света, который тоже, к счастью, многократно откладывался. Но в войну, похоже, здесь верят больше.

— В этом году, как всегда, пришли на рождественские гульянья в местный семейный центр, а народу — никого. Раньше тут всегда толпы людей в эти дни были, разные концерты, мастер-классы, кто по магазинам, кто в кафешках сидел, а сейчас — два-три человека, — рассказывает подруга. — Потом мне знакомый объяснил, что все просто свои семьи уже вывезли. Еще с осени, как учебный год начался, жён и детей отправили. А то в марте, говорят, всё — занавес. То ли железный, то ли вообще просто конец…

Так что, если в плане уровня жизни и комфорта на Рублёвке мало что изменилось, то общая атмосфера в российском Эльдорадо стала совсем другая. На смену чувствам благополучия и безопасности пришли тревога и страх. Страх людей, которым есть что терять.

— Да не будет никакой войны, — поспешил успокоить компанию другой, весьма осведомленный местный обитатель. —Ну а если что и будет, то не на нашей территории. Все прекрасно понимают, что если хотя бы одна наша пусковая установка сработает, то никому мало не покажется.

Читайте также:  Блондинка в загоне

И в этот момент я впервые почувствовала, что все расслабились…

Как вам?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
В большом городе
Комментарии: 2
  1. Не Керри

    «А сейчас с двумя маленькими детьми по 50 тысяч в неделю улетает вообще непонятно куда…» Да уж, другой мир…

  2. Керри

    «Не Керри», Вы «другого мира» не видели…. Другой мир, это когда 50 тыс официанту на чай после ланча

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: