Наши жёны — «бентли» запряжёны

Для значительной части моих знакомых барышень нет заветней мечты, чем выйти замуж за какого-нибудь миллионера. Кажется, что после этого все жизненные проблемы будут рассасываться сами собой. Однако моя очередная поездка на Рублёвку и знакомство с местными нравами подтвердили обратное — с замужества с толстосумом проблемы часто только начинаются.

38-летняя Марина — обладательница шикарного подмосковного коттеджа. Три этажа, 900 квадратных метров, кожаная мебель, мрамор, позолота… 10 лет назад, когда они с мужем Егором начали обустраивать этот дом, ей казалось, что это будет их личный семейный оазис счастья. Сейчас для неё этот дворец хуже тюрьмы.

Когда они с мужем перешли точку невозврата — Марина понять не может. Но года три назад Егора как подменили. Он либо пропадал на работе, либо зависал где-то с друзьями. С ней и детьми стал холоден и груб. Казалось, налицо все классические признаки измены, но достоверных фактов на сей счет у Марины не было. И она решила, что за семью надо бороться — пыталась поговорить с Егором, плакала, умоляла, призывала подумать о детях… В итоге, в один прекрасный день он объявил:

— Давай оформлять развод!

Для Марины это означало полный жизненный крах.

— У меня два высших образования, но я 10 лет нигде не работала — кому я сейчас нужна, — она едва сдерживает слезы. — Я ведь не какая-то попрыгунья-стрекоза, которой лишь бы дома бездельничать. Но какая тут работа, когда нужно и за порядком в доме следить, и с детьми — то школа, то кружки…

По идее, Марине бы последовать примеру других состоятельных «разведенок» — уйти с гордо поднятой головой и жить на внушительные алименты. Но и тут проблема. Официально Егор нигде не работает, поэтому на законные алименты рассчитывать не приходится. Единственный шанс — договориться с ним по-хорошему. И здесь Егор чувствует её уязвимость и отвязывается, как может.

Читайте также:  Зачем огород городить

— Продавай дом, на кой он нам сдался! — потребовал он однажды.

Хотя вполне мог оставить его в качестве отступных бывшей жене и детям. Внушительные загрансчета позволили бы Егору купить новый дом не хуже.

— Забирай детей из частной школы, расходы слишком большие, — заявил он в другой раз.

— Но это же твои дети! — не поверила Марина своим ушам .

— Мои дети и в муниципальную школу походят, не развалятся.

В общем, Марина не выдержала этого изощренного троллинга и нервным срывом попала в больницу. Правда, больше ста тысяч за её лечение в элитной клинике Егор всё-таки заплатил. Но предупредил:

— В следующий раз в обычной психушке лечиться будешь.

Так что представления о том, что даже после развода рублёвские жёны как сыры в масле катаются — всего лишь стереотип для романтических дев. Вспомнить хотя бы скандальный развод олигарха Владимира Потанина, жена которого так и не добилась отступных, несмотря на то что воспитала троих детей. Если уж человек., который находится у всех на виду, не церемонится со своей бывшей, что уж говорить о других.

Впрочем, даже если женщина сама по себе состоятельна, это тоже не гарантирует ей счастья.

…Свете два дома на Рублёвке достались от отца. Подмосковную недвижимость он заработал в эпоху первоначального накопления капитала, после чего вынужден был скрыться за границей от нависших уголовных дел.

Но его зачина оказалось достаточно, чтобы обеспечить Светлане безбедное существование: один дом в Подмосковье она сдает, в другом живет сама — с мужем и сыном.

Счастливой эту жизнь точно не назовешь. Муж Светы — горячий грузинский мужчина, инструктор по фитнесу. Собственно, в спортклубе они и познакомились. Он охотно согласился переехать в её просторный дом и разделить с ней тяготы рублёвского быта. Потом в Подмосковье, поближе, подтянулись родственники. Большая часть доходов супруга стала уходить на их содержание — родителям-пенсионерам нужно было помогать, взрослому сыну от первого брака требовался новый автомобиль — причем ни больше ни меньше, чем «Лексус».

Читайте также:  Тайна, покрытая браком

При этом грузинская родня Светой была крайне недовольна: готовит мало, уборку переложила на домработницу, ребенок плохо воспитан. Недавно у мальчика диагностировали серьезное нервное расстройство, но у родственников это вызвало не сострадание, а скорее брезгливость — у них то все в роду «нормальные». Света бы и рада послать всех куда подальше, но как? Лишить ребенка отца — это еще больше подкосить его нервную систему. Выяснить отношения с родителями мужа — это и ему стать первейшим врагом. Так вот и живёт, мечась между всех огней и загоняя себя в  пучину депрессии.

И таких историй в мекке отечественной элиты — тысячи. Несчастных, затравленных, загнанных в угол женщин здесь ровно столько же, сколько и в обычных российских хрущевках. Только ставки выше и интерьер другой — а по сути всё тоже самое.

Так что женское счастье всё-таки приносят не деньги и даже не мужики, а что-то другое.

Как вам?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
В большом городе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: