Дина Рубина: «Писатель — бандит с большой дороги»

Продолжаем знакомить читателей с [url=»адрес ссылки»][url=»http://www.devochkivgorode.ru/knigi/1881.html»]текст ссылки[/url][/url]откровениями знаменитой писательницы Дины Рубиной, которыми она поделилась во время своего приезда в Нижний Новгород
 
 
О романе «Русская канарейка».
— Я последние лет пять писала огромный трёхтомный роман «Русская канарейка» с огромным количеством действующих лиц, сюжетных линий, городов, стран. Это было так страшно и тяжело, что я даже себе не поверила, когда поставила точку. Просто проспала два дня, потому что не верила, что когда-нибудь это кончится. И после этого всегда хочется поменять руку. Хочется написать наоборот, цикл маленьких рассказов — он пришёл, она спросила, он выстрелил, она упала. Просто и со вкусом. И я написала цикл рассказов «Медная шкатулка».
О написанных романах.
— Знаете, я никогда не помню, как писала роман, который уже закончен. Мало того, я даже не верю, что это я написала. Например, сейчас я как раз «Белую голубку» начитываю на диск. И когда я это читаю, абсолютно не верю, что это написала я. Иногда даже мне нравится.
Когда я закончила «Русскую канарейку» и написала своему редактору и другу: Надя, я никогда. Никогда так не уставала. У меня дыра в области диафрагмы, я хочу только лежать, больше ничего не хочу. На что она мне написала: Диночка, вы регулярно это пишете после каждого романа.
 
О сценах из жизни
 
— Писатель человек очень мусорный: он за свою жизнь собирает, подбирает, слышит. В молодости это просто всё запоминалось, сейчас я уже записываю. Помню, недавно спросила у Губермана: «Как ты запоминаешь сейчас? Он говорит: «Я спрашиваю где здесь туалет и бегу. У меня всегда с собой блокнотик, сяду быстренько на унитаз и запишу что услышал».
Я как опытный аферист ввожу собеседника в заблуждение. Он искренне считает, что он мне сейчас расскажет свою жизнь. Я же как бандит с большой дороги (любой писать – бандит с большой дороги), слушаю. Причём часто в поездах и самолётах я молчу и слушаю попутчиков.
 
Сейчас таксист меня спросил: «а ты какой кавказской национальности лицо будешь?» Как можно это не записать? Это же счастье. Когда я сказала какой «кавказской» национальности, и что я давно уже живу не здесь, он сказал: «А у вас не плохой русский язык».
(Дина в молодости)
— Как-то я ехала в поезде из Мадрида, и в купе у меня сидела чета старых крестьян. Надо сказать, что я как любой уважающий себя русский писатель, других язЫков не знаю. Но я себя успокаиваю, что язык мой – инструмент. Он должен находиться в кристальной чистоте. Ну что делать, у нас такое поколение, нас учили на фортепьянах.
Конечно я кидаюсь каждую поездку к полке за разговорником. Я знаю, как что-то спросить, спрашиваю и с ужасом жду ответа. Но у меня есть некий такой арсенал. Я пытаюсь разговаривать. Старики сидели, что-то мне рассказывали, что-то я поняла (процентов на 5), что-то не поняла. Я поняла, что это крестьяне юга Испании. Потом они спросили, откуда я. Я ответила — из Израиля. Они не знали где это. Тогда я взяла салфетку и нарисовала: вот Иордания, вот Сирия, вот Египет, а вот это Израиль. Она так непонимающе посмотрела на мужа и спросила: «Так где это?» Он помолчал и сказал: «В Африке».
 
Еще я вспомнила одну совершенно прелестную историю, как в начале 90-х, когда я только приехала в Израиль и была ещё совершенно нищая и вообще была абсолютно потерянная. Меня отправили с Геулой Коэн (это такая была дама политическая) в Россию и Украину. Мы с ней поехали встречаться с еврейскими общинами. А она, ещё 16-летней девчонкой, боролась против британского мандата, она была террористкой. Хорошей, потому что нашей. И она, прямо скажем, была женщиной не семи пядей во лбу, но очень милой.
Тогда она была уже старуха, очень взбалмошная и очень тяжёлая, но мне казалось, что я обязательно должна ей показать Петергоф. И мы приехали, и с ужасом я увидела что для российского человека билет стоит 80 рублей, а для иностранного – 800. Я сказала: Геула, если ты закроешь пасть, то я куплю билеты дешёвые, потому что я была тогда нищая, а Геула была прижимистая.
(Геула Коэн)
И я действительно подошла к кассе, как-то пошутила, что-то спросила, и мне действительно выдали два билета за 80. И я ей сказал: молчи, чтобы от тебя слова никто не слышал. Мы зашли во Дворец, и тут нам старушка выдала музейные туфли с этими, как у римских сандалей, верёвочками. Геула совершенно оторопела, она никогда такого не видела. Ни в одном музее мира, кроме как в России не выдаются такие. И она схватила их и закричала на иврите: «Что это за лапти такие?! « Старуха обалдела, так которая нас впустила, и закричала: «Ах иностранцы-обманщики! Иностранцы! «Я сказала: «Чё вы орёте? Какая это иностранка? Это моя бабушка из Киргизии. И она закрылась на весь вечер.
 
О планах.
— Естественно, у меня есть планы. Когда меня спрашивают: пишете ли вы? Я отвечаю: «А что ещё я могу делать? Я непригодна ни к чему другому. Разумеется, пишу. Сейчас пишу повесть, в планах большой роман». Дай Бог только сил и какой-то тишины на границах.

Как вам?

Читайте также:  После прочтения сжечь? Как мотивировать ребенка к чтению
Рейтинг
( Пока оценок нет )
В большом городе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: