Уроки французского

В соцсетях началась новая «мировая война». Те, кто перекрасил свою аватарку в цвет французского флага в знак поддержки бедным парижанам отбиваются от атак патриотов, припоминающих, насколько равнодушно совсем недавно мир отнесся к 224 россиянам — жертвам крушения аэробуса в Египте.  Никто не оплакивал их всем миром, не перекрашивал свои  аккаунты в соцсетях в цвет нашего флага, а Фейсбук даже не предлагал такой возможности. Значит, для мировой общественности наши соотечественники — это жертвы второго сорта?

Допустим, причина трагедии с российским аэробусом тогда была не объявлена, поэтому было непонятно, о ком конкретно скорбеть — о жертвах террористов или жертвах развала системы авиации.  Но вот в апреле этого года в Кении всё было однозначно: радикальные исламисты устроили расстрел в общежитии студентов-христиан. Погибли 147 человек, еще 90 были ранены.  Но мировой скорби тогда не наблюдалось.

Не  перекрасились аватарки пользователей соцсетей и после недавнего теракта в Турции, унесшего жизни более сотни человек и ставшего самым масштабным за всю историю страны. 

А тут громыхнуло в Париже — и весь мир в трауре.

Но с другой стороны, если говорить честно,  Франция — это ведь не просто страна. Это значительная и много определяющая часть мировой истории и культуры. Париж — это символ безмятежного цивилизованного счастья: с утренними круассанами, уличными кафе и вечерними огнями на Монмартре. Это богема, шик, искусство… Это романтическая мечта миллионов людей со всего мира.  И эта мечта была разрушена 13 ноября.

Да, сейчас можно говорить о том, что французы сами немало поусердствовали в уничтожении этой мечты — открыли границы всем кому ни попадя, и теперь любой, кто приезжает в Париж в поисках галантных аристократов, встречает там толпы агрессивных, простите за не политкорректность, негров и арабов. Знакомая, живущая во Франции и общавшаяся с мигрантами, говорит, что выходцы из Африки и с Востока откровенно презирают страну, которая их приютила, и её обитателей. Они принимают колоссальные соц.пособия, которые им выделяет чужое, в общем-то, государство, как должное — как дань за колониальное прошлое. И тихо посмеиваются над французами, которых считают безвольными слабаками. А те не  сопротивляются, потому что любой выпад в адрес мигранта сурово карается по французскому законодательству. И вот теперь это сомнительная система дала сбой с оглушительными последствиями. «Дотолерастились», одним словом. Теперь узнают, против кого на самом деле надо было санкции вводить.

Читайте также:  Наши жёны - "бентли" запряжёны

Но, с другой стороны, всё это не отменяет трагизма происходящего. Возможно, мы, россияне, как никто знаем, что такое общая трагедия, боль и страх. И  именно это помогает нам сочувствовать другим, переживающим тоже самое.

На фоне сотен  погибших как-то неуместно устраивать разборки, чья скорбь правильней и сильнее. В этот момент гораздо важнее просто быть вместе. И сделать всё, чтобы такое больше не повторилось.    

Как вам?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Большие девочки в большом городе
Комментарии: 3
  1. bonny

    самое стремное, что это просто модно — скорбеть в соцсетях. поэтому появилтсь и негласные правила, как надо скорбеь. перекрашивать ли аватарки, гнобить ли тех, кто веселится, когда наши сооотечественники гибнут в авиакатастрофе. негласный кодекс скорбящих. а главное, что самим жертвам и их близким нет никакого дела ни до тех, кто аватарки сменил, ни до тех, кто не сменил.

  2. Катя

    согласна с bonny. скорбеть стало просто модно — это раз, а по большому счету всем плевать. поэтому для меня, что скорбь по россиянам, что по парижанам — одно и то же. я не вижу разницы.просто безумно жаль и тех, и других. но я, как и многие, просто не кричу об этом на каждом углу. во-вторых, парижская и российская трагедия — все-таки разные. Если падение российского авиалайнера — это не однозначно террористы, это только догадки, то с Парижем как раз все ясно. Это и пугает. Ты вроде и жизнью не рисковал, садясь на борт самолета, а просто сидел в кафе и тут бац! и думаешь, что если ты не защищён даже в «сытом» Париже, то что уж говорить о России, где массово сократили сотрудников МВД и даже улицы патрулировать как следует некому.

  3. Iva

    Блин, а я совсем не понимаю, как можно осуждать того, кто поддерживает в беде людей? Будь то Парижане или Египтяне…Все же люди…Ну перекрасили аватарки…кто-то сделал что-то по — своему…какая разница? У нас, русских, другой менталитет, дело не в том, что мы жертвы второго сорта…Я не буду распинаться о том, что все люди братья…Поддерживать или нет право каждого…А вот осуждение — тут и встает вопрос — не от злобы ли это осуждение?

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: