Чужой художник

13 марта 2014 года в Швейцарии на 75 году жизни умер культовый художник и дизайнер Ганс Рудольф Гигер, известный всему миру как автор знаменитого образа ксеноморфа из фильма Ридли Скотта «Чужой» (1980 года). По сообщениям швейцарских СМИ, Гигер умер в больнице от травм, которые художник получил накануне при падении с лестницы у себя дома.

«- А правда, что основой для головы Чужого послужил человеческий череп?
— Правда-правда. Только не спрашивайте, откуда я его взял…»

Гений фантастического реализма, автор знаменитого цикла работ «Некрономикон»,  «Таро Бафомета», «Биомеханоиды» и концепт-артов для многих голливудских фильмов родился в 1940 году в городе Кур (кантон Граубюнден, Швейцария) в семье аптекаря.
По легенде, именно отец подарил маленькому Гансу человеческий череп, который получил в качестве сувенира от одной из фармацевтических компаний. Считается, что именно этот момент и стал поворотным в жизни будущего художника, а странный мальчик с мрачным взглядом на мир окончательно затерялся в своих фантазиях.  
Но как бы поклонники ни старались придать мистицизма жизни одного из ярчайших сюрреалистов XX столетия, детство Гигера прошло довольно спокойно. Он, как и все дети, в семь лет пошёл в начальную школу, которую окончил спустя пять лет (таковы были особенности системы образования в Швейцарии в то время). В тринадцать юный Хансреди поступил в кантональную школу, и, окончив её в 1955 году, поступил в техникум, где ещё два года постигал рабочие специальности. В то же самое время мальчик, увлеченный рисованием, создаёт несколько рекламных плакатов для аптеки своего отца.     
Пару лет спустя Гигер поступает в институт в Лозанне, который бросает через год, потеряв интерес к учебе, и отправляется в Давосский колледж, где изучал черчение под руководством архитектора Венатиуса Мезена и который окончил в 1959-м со «Свидетельством о прохождении базового курса обучения живописи».
 В год окончания колледжа в Давосе свет увидели первые работы Гигера-художника (цикл рисунков «Атомные дети»), впервые опубликованные в журнале, который издавался в школе города Кур, а так же в ряде подпольных изданий.
Громкого успеха и славы «Дети» Гигеру не принесли. Интересно, что первые рисунки Гигер выполнял исключительно чернилами, так что сегодня они представляют собой, скорее, наброски и эскизы к тем произведениям изобразительного искусства, которые создал этот гениальный швейцарец в следующие годы своей жизни.   

«- Это не могут быть картины, это фотографии.
 — Интересно, где я их снимал? В аду, что ли?»

В 1962 году Гигер поступает в цюрихскую Школу Прикладных Искусств. К этому моменту он – уже заявивший о себе, но не слишком известный график.
Во время своего обучения в Цюрихе Руди создаёт серию работ под общим названием «Tachist», а также огромное количество картин, выполненных при помощи клеевой краски (при таком методе рисования он смешивал клей с красящим порошком и наносил его на бумагу большой кистью и деревянным скребком).
В 1965 году Гигер из уже имеющихся у него в запасе работ компонует свой первый каталог, который он назвал «Угощение для психиатра» (в него вошло получившее определенную известность полотно «В ожидании Годо» —  иллюстрация Гигера к одноименной пьесе Сэмюэля Бэккета). Позже художник признавался, что на создание картин из этого цикла на него в большей степени повлияли образы Сальвадора Дали и труды Зигмунда Фрейда.
В 1967-м швейцарский режиссёр Фреди Мюрер, на сегодняшний день  автор таких кинокартин как «Горные огни» (1985)  и «Витус» (2006 года), пригласил Гигера поработать совместно с ним над короткометражкой «Убийца домов» («Heimkiller»). Мюррей познакомился с Гигером на одной из ранних персональных выставок швейцарца.
Эта встреча закончилась тем, что Гигер не только сыграл главную роль в «Убийце домов», но и придумал для этого фильма так называемые «кровяные часы»: в стеклянной банке находилась белая голова, а сверху и снизу были установлены  бутылки. По ходу действия картины главный герой переворачивал часы — и на голову лилась красная жидкость. Шокирующее впечатление от этого образа усиливалось тем, что голова в часах была практически точной копией лица самого Гигера.
После этой совместной работы в том же году Мюррей снял ещё одну короткометражку, «Высшая точка» («High»), которая полностью состояла из работ Гигера
Мир кино открыл для Ганса новые границы, и в 1967 художник бросает работу (после окончания Школы Прикладных Искусств он занимался дизайном интерьеров) и начинает вплотную заниматься живописью, рисуя картины не только по ночам, как это было несколько последних лет, а сутками напролёт. Художник вовсю экспериментирует с формами, манерой письма и способами передачи изображения (от стекления и шелкографии до скульптуры). Примерно в этот период Гигер начинает использовать в работе распылитель-аэрограф, который придал работам швейцарца уникальный и узнаваемый стиль.      

Читайте также:  Осторожно, мошенники! Как наживаются на хозяевах, потерявших животных

«Ты сделал меня уродиной!»

Год спустя, в 1968-м, Гигер познакомился с женщиной, которая стала его музой – молодой актрисой Ли Тоблер. Именно с Тоблер художник списал почти все  свои женские образы – странные, эротически отталкивающие и инфернально притягательные, истязаемые пытками и пластически совершенные.

В этом же году вышел альбом постеров, который, как потом выяснится, стал одной из жемчужин в творчестве Гигера — цикл работ, который автор назвал «Биомеханоиды». В этих ни на что не похожих существах неподражаемым образом сочетались механика и генетика, которая определила развитие некоторых направлений искусства на годы вперед. В частности, именно из-за биомеханоидов Гигера частенько называют отцом стиля «киберпанк», хотя, понятное дело, художественное  видение швейцарца было вне всяких жанров.
В 1969-м Гигер вновь заявляет о себе в кино. В этот раз исключительно в роли режиссёра и автора декораций. На экраны вышел фильм «Сделано в Швейцарии, 2069» («SwissMade 2069») , в котором биомеханическое существо с картин швейцарца обрело жизнь. Странного инопланетянина с видео- камерой вместо лица и бабинным магнитофоном, встроенным в грудь, сыграла женщина. Многие поклонники Гигера впоследствии сравнивали этот персонаж праобразом внешнего вида ксеноморфа из фильма «Чужой», однако к последнему этот биомеханоид не имел никакого отношения.
После выхода картины Гигер впервые обращается к музыкальной индустрии. Он создает обложку для швейцарской группы Shiver к их альбому «Walpurgis» (кстати сказать, первого и единственного в истории существования группы), игравшей на  психоделический блюз, и работает над картиной, которая пошла в качестве иллюстрации к пластинке «Brain Salad Surgery» британских прогрессив-рокеров Emerson, Lake & Palmer.     
Как ни странно, сама Ли Тоблер воспринимала творчество Гигера довольно поверхностно. Первый же свой портрет руки Гигера девушка порвала в клочья с криком «Ты сделал меня уродиной!» (позднее фотогравюра этого портрета, датированная 1974 годом, получила название «Ли 1»). Бурный роман художника и актрисы закончился трагедией – в 1975 году из-за многочисленных неудач в карьере и по причине глубокой депрессии Ли Тоблер, выйдя из продолжительного летаргического сна, покончила с собой.
Смерть Ли стала ударом для Гигера, и его работы этого периода буквально пронизаны мраком и безысходностью. Масла в огонь подливали злые языки, которые утверждали, что художник сам довел девушку до самоубийства. Считается, что именно в это время у Гигера развились проблемы со сном, от которых он не смог избавиться до конца жизни.

Читайте также:  Распетушились

«Эти картины недвусмысленно сообщают, откуда мы пришли и куда уйдем. Это наши фотоснимки — за восемь месяцев до рождения. Хотите взглянуть на свой генетический код? Просто переверните страницу.»

Несмотря на утрату любимой женщины, Гигер продолжает писать. В 1976 году увидел свет очередной сборник постеров под общим названием «Некрономикон» (Гигер периодически работал над этим циклом с конца 60-х). В 1977-м этот альбом, наполненный отчаянием, вдохновленный ночными кошмарами и творчеством Говарда Лавкрафта, заинтересовал людей из Голливуда.
Амбициозный чилийский режиссёр-сюрреалист Алехандро Ходоровский замахнулся на грандиозный по меркам фабрики грёз проект — экранизации фантастического романа Фрэнка Герберта «Дюна». На роль эксцентричного Императора Вселенной был приглашен Сальвадор Дали, роль главного антагониста, барона Харконнена, предложили Орсону Уэллсу, а декорации к фантастической саге доверили французу Жану «Мёбиусу» Жиро и Гигеру. В итоге фильм не состоялся, но все свои иллюстрации к «Дюне» Гигер собрал в отдельный цикл, а созданный им трон Харконнена многие дизайнеры и по сей день называют произведением искусства. К тому же, во время работы над концепт-артом для «Дюны» Гигер познакомился с Дэном О’Бэнноном, которого пригласили на фильм в качестве постановщика спецэффектов.
Год спустя О’Бэннон вспомнил об этом знакомстве и предложил рассмотреть кандидатуру Гигера в качестве художника-постановщика одному голливудскому режиссеру. О’Бэннон просто положил ему на стол вышедший недавно гигеровский Неркономикон.
Режиссер просмотрел картины, остался в полном восторге, и ткнул пальцем в репродукцию под названием «Некроном IV». Этим режиссером был Ридли Скотт, который собирался снимать «Чужого». Так Гигер начал работу над фильмом, который принес ему в 1980 году «Оскар». Как автору спецэффектов и создателю одного из самых известных и жутких монстров в истории кино — ксеноморфа или чужого. Зарисовки монстров и декораций для фильма позднее вышли отдельным альбомом в издательстве «Морфеус».

Успех Гигера не остался незамеченным. Киностудии наперебой стали предлагать художнику новые проекты. В 1982 году швейцарец создал целую коллекцию впечатляющих образов для фантастического фильма ужасов «Турист». Но, как и «Дюна», этот проект также был отправлен на полку. На сей раз из-за ошеломительного успеха семейной фантастики Стивена Спилберга «Инопланетянин».      
   За «Туристом» последовала невнятная «Охота будущего» Рональда Мура, которая откровенно разочаровала Гигера бездарностью своей постановки.
В 1986-м году Гигеру предложили разработать существ и декорации к фильму «Полтергейст II», но из-за введенного недавно рейтинга PG-13 (детям до 13 лет обязательно присутствие взрослого) Гигер не смог получить от кинематографистов необходимой ему свободы творчества.

Читайте также:  Кино и домино

«Жаль, что Чужой оставил в тени другие мои работы»

Кроме киностудий Гигер продолжает сотрудничество со звукозаписывающими компаниями. С 1978 по 1985 годы художник создавал обложки таких исполнителей, как Magda, Celtic Frost, Стивен Стивенс и Дебора Харри. Иллюстрации к альбомам последней журнал Rolling Stone включил в список ста выдающихся обложек века.
Одновременно с этим Гигер оформил книгу Айзека Азимова «Путь в гиперпространства» выпустил еще один «Некрономикон» и устроил персональную выставку в Токио, которая породила в Японии настоящий Гигер-бум.
Японский режиссер Акио Дзиссодзи предложил Гигеру создать концепт-арты для фильма, который вышел в 1988 году под названием «Токио: последний мегаполис». При этом от работы швейцарца не осталось камня на камне, если не считать образ одного из персонажей.
Кроме того, японцы загорелись идеей создать в Токио так называемый «Гигер-бар», где посетители смогли выпить и перекусить в скульптурно воссозданной атмосфере мрачных полотен сюрреалиста. Но Гигер остался недоволен предложенными проектами и, в отместку, открыл два бара имени себя в Швейцарии. Где они,к кстати, работают до сих пор.
Голливудские киноделы, в свою очередь, продолжали активно эксплуатировать придуманный Гигером образ чужого. И если на съемки второй части франшизы художника не пригласили вовсе (Джеймсу Кэмерону пришлось додумывать Королеву чужих  самому), то во время работы над триквелом, которой руководил Дэвид Финчер, о Гигере внезапно вспомнили. Ганс-Руди выдал целую коллекцию образов и визуальных решений, но студия, в конечном счете, отказалась от услуг художника без объяснения причин.     
 В 1995 году на экраны вышел фильм Роджера Дональдсона «Особь», которым Гигер как художник-постановщик вновь заявил о себе, попутно открыв дорогу в большое кино на тот момент начинающей актрисе Наташе Хенстридж (будущей звезде «Девяти ярдов»).
Основным фронтом работ в 90-х для Гигера стало создание его собственного музея в швейцарском замке в местечке Грюер (замок принадлежал самому художнику). Окончательно музей был оформлен и закончен в 1998 году. В настоящее время в этом музее выставляются не только работы самого Гигера, но и картины современных художников, которые Гигер отбирал лично.
В 2000-х Гигер, в основном, устраивает персональные выставки и не принимает участия ни в каких съемках. В 2009-м швейцарец посещает Киев, а в 2012 — Москву.
В этом же году на экраны выходит предыстория ужастика о чужих — «Прометей» Ридли Скотта. Это был последний фильм, к которому Гигер приложил руку в качестве консультанта по дизайну. Последней работой, которую создал Гигер как художник, стала обложка альбома «Melana Chasmata» швейцарских экстирм-металлистов из «Triptykon» , релиз которого состоялся в 15 апреля в США.

Как вам?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
В большом городе
Комментарии: 1
  1. Сатин

    Ну прямо на любителя история. Всю я не осилила — слишком много буковок!!!!

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: